Досье
Аналитика
Консультации
Практика
Предложения
Публикации

Правовая грамотность и "презренный металл"

Принятие Гражданского кодекса РФ определило начало новой эпохи гражданско-правовых отношений во всех сферах общественной жизни. Медицина осталась, пожалуй, единственной областью, где нормы гражданского законодательства необоснованно уступают место административным, или, точнее, бюрократическим принципам взаимоотношений между людьми.
Тем не менее процесс защиты прав и законных интересов граждан в медицинской сфере набирает обороты с каждым годом. Благодаря повышению правовой грамотности населения пациенты все больше осознают себя гражданами свободной, демократической страны и уже не желают мириться с нередкими проявлениями безразличного, унизительного отношения к себе. Количество исков по возмещению вреда нарастает, как снежный ком.

На сегодняшний день в Российской Федерации принято более 10 основных законов и подзаконных актов, так или иначе касающихся медицинской деятельности и прав пациентов. Это в первую очередь Гражданский кодекс РФ (1994-1996), Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993), Закон "О защите прав потребителей" (1992), постановление правительства РФ "О мерах по стабилизации и развитию здравоохранения и медицинской науки в РФ" (1997), постановление пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" (1994), приказ МЗ РФ "О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз" (1996) и др.

Современное российское законодательство предоставляет гражданам довольно широкий спектр прав при обращении за медицинской помощью - по перечню декларированных правовых норм и гражданских свобод мы приближаемся к законодательству развитых стран мира. В первую очередь это право на свободу выбора врача и медицинского учреждения, право запрашивать мнение другого врача на любой стадии, право на информацию, право на конфиденциальность. И самое главное - право на возмещение вреда, причиненного в результате контакта с медицинской средой.

Первые четыре из этих неотъемлемых прав пациентов привычно не соблюдаются в наших медицинских учреждениях, поскольку зависят прежде всего от профессиональной и юридической культуры самих врачей, да и особых беспокойств нашим неизбалованным потребителям медицинских услуг не причиняют.

Что касается прямого вреда здоровью в результате медицинского вмешательства, то здесь пациенты (или их родственники) обычно не уступают и непременно стремятся добиться справедливого решения в свою пользу. В отличие от советского периода, когда "врачебные дела" носили преимущественно уголовный характер, российское законодательство перемещает акцент претензий в медицинской сфере на более логичные "возместительные" отношения, когда за причиненный вред расплачивается не конкретный работник, а его работодатель- медицинское учреждение (конечно, при отсутствии преступных деяний медперсонала). Мировая история имущественной (денежной) ответственности причинителя вреда перед пострадавшим насчитывает не одну тысячу лет и даже в отечественной юриспруденции имеет довольно "накатанную" практику.

Сложность заключается в том, что в нашей медицине подобные денежные отношения еще только пробивают дорогу, и каждый новый пример в этой области - это маленькое событие, правовой прецедент.

Фактический вред, причиненный здоровью в медицинском учреждении, в отличие, например, от сферы производственного травматизма, долгое время практически не оценивался. Широко применяемое на Западе понятие "моральный вред" не вписывалось в марксистские догмы, по которым нельзя было "измерять достоинство советского человека в презренном металле".

В настоящее время действующим ГК предусматривается возмещение морального вреда - как вида имущественной ответственности за ущерб, причиненный здоровью, и, таким образом, де-юре все права пациентов уже имеют узаконенные принципы реализации. Как уже отмечалось в "МГ" №. 17 от 27.02.98, гражданско-правовая ответственность в медицине регулируется довольно широким перечнем статей Гражданского кодекса. Это, в частности, ст.ст.151.401, 1064, 1067, 1085, 1095 и др. Обязательство медицинского учреждения перед пациентами наступает при любом факте причинения вреда здоровью за исключением так называемых несчастных случаев и действий самого пострадавшего, повлекших причинение вреда, а также некоторых случаев, специально оговоренных в законе или в договоре между пациентом и медицинским учреждением. Поэтому любое ухудшение состояния больного или недостижение желаемого результата лечения может явиться реальным поводом к судебному разбирательству. При этом бремя доказательства невиновности медицинского учреждения в суде ложится на ответчика.

Касаясь самого судебного разбирательства, следует подчеркнуть, что суд выносит решение, исходя из тех доказательств, которые представлены сторонами, поэтому искусство собирать факты и отстаивать свою точку зрения имеет решающее значение во всех гражданско-правовых спорах, в том числе и в медицинских. Вот почему врачу сегодня чрезвычайно важно владеть не только профессиональным опытом, но и основами специальных правовых познаний.

Для успешного использования гражданско-правовых путей урегулирования медицинских конфликтов следует помнить о следующих принципах:

  1. Пациент, предъявляющий претензию к медицинскому учреждению, выражает свою точку зрения, которая далеко не всегда оказывается правильной.

  2. Представитель медицинского учреждения должен в противовес выдвинуть и аргументировать свою точку зрения по данному случаю.

  3. Для решения конфликтов существуют как судебный, так и досудебный уровни, при этом досудебный путь при правильном оформлении может иметь силу судебного решения.

  4. Пациент имеет право (и все больше им пользуется) на независимую экспертизу с привлечением выбранных им самим экспертных учреждений и экспертов.

  5. Возмещению подлежит как моральный вред, так и материальный (имущественный) ущерб.

  6. Вред возмещает не отдельный медработник, а юридическое лицо - медицинское учреждение.

  7. Низкий уровень финансирования государственных медицинских учреждений не дает основания для освобождения от ответственности.

Исходя из этих принципов, в случаях предъявления претензии со стороны пациента или родственников администрации медицинского учреждения следует предпринимать активные шаги для досудебного решения конфликта, максимально обоснованно представлять свою точку зрения на переговорах с пациентом или его представителями.

Целесообразно также не только использовать опыт и привлекать консультантов специализированных медико-юридических центров, но и стремиться к повышению правовой грамотности медицинского персонала путем проведения лекций, семинаров и т.п.

В качестве иллюстрации можно привести реальный пример из судебной практики (декабрь 1997 г.), когда в результате причинения вреда здоровью молодой женщине городская больница Перми была вынуждена по решению суда возместить пациентке моральный вред в размере 15 миллионов рублей и судебные расходы - 1 миллион рублей. Анализируя данный случай, следует отметить, что больницей не были соблюдены перечисленные выше принципы, а именно: не использованы пути досудебного урегулирования, практически не была мотивирована точка зрения в суде, не использованы опыт и помощь работающей в Перми медико-юридической организации, не проведены мероприятия по обучению медперсонала правовым вопросам.

В медицинскую практику, пусть с опозданием, но все же внедряются гражданско-правовые формы общественных отношений, позволяющие пациентам реально отстаивать свои права в этой важнейшей социальной сфере. Именно этим знаменуется прогрессивное развитие самой медицины как чрезвычайно сложной и неоднозначной области человеческого познания. Повышение правовой грамотности позволит медикам не только избежать многих потенциальных проблем, но и будет оптимизировать старые, как мир, и непредсказуемые в своем многообразии отношения между врачом и пациентом.

Евгений Козьминых,
директор Медицинского
правозащитного центра


На сайт ПРПЦ-ПГП

Главная / Публикации






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.