Досье
Аналитика
Консультации
Практика
Предложения
Публикации

Пробелы "медицинских" законов и права пациента

© Козьминых Е.В., 2003 г.

Законодательную палитру медицинского законодательства в РФ составляют около 10 федеральных законов, регулирующих различные области медицинской деятельности. Это, в частности: Закон "О медицинском страховании граждан в РФ", "Об иммунопрофилактике инфекционных болезней", "О предупреждении распространения туберкулеза в РФ" и ряд других специальных законов. Казалось бы, при наличии такого количества законодательных актов все вопросы защиты прав пациентов и медицинских работников должны быть решены исчерпывающим образом. Однако говорить об этом пока не приходится, тем более, при том количестве коллизий и явных недоразумений, которыми изобилует "главный" медицинский закон страны - "Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" (от 22.07.93).

Совершенно очевидно, что пациенты сегодня являются наименее защищенной стороной в любых контактах с монополизированной системой муниципального (государственного) здравоохранения, несмотря на наличие многочисленных государственных, частных и общественных организаций, призванных осуществлять их защиту. Самая главная проблема защиты пациентов - это отсутствие института независимой судебной экспертизы. Ее все еще осуществляют бюро судмедэкспертизы, входящие в ту же территориальную систему здравоохранения, что и медицинские учреждения, к которым предъявляются иски ("Российская юстиция" 2002, № 3, с.31).

Большие надежды возлагались на Закон "О защите прав потребителей", который успешно защищает всех потребителей, кроме пациентов. Скудная судебная практика пока не включает потребителей бесплатных медицинских услуг в сферу влияния данного закона, что с нашей точки зрения неправильно ("Российская юстиция" 2002, № 12, с.27). Поэтому "Основы" пока являются единственным общим медицинским законом, которым приходится руководствоваться в сфере здравоохранения.

Рассмотрим права пациентов, гарантированные "Основами". Согласно статье 30-й "Основ" пациент имеет право на:

  1. уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала;
  2. выбор врача;
  3. содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;
  4. проведение консилиума и консультаций других специалистов;
  5. облегчение боли;
  6. сохранение в тайне информации;
  7. информированное добровольное согласие;
  8. отказ от медицинского вмешательства;
  9. получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья;
  10. получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицинского страхования;
  11. возмещение ущерба в соответствии со статьей 68 настоящих Основ в случае причинения вреда его здоровью при оказании медицинской помощи;
  12. допуск к нему адвоката или иного законного представителя для защиты его прав;
  13. допуск к нему священнослужителя, а в больничном учреждении на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения.

Вот такой перечень прав есть у пациентов. С юридической точки зрения этот список не выдерживает критики ввиду недопустимого количества правовых несуразностей и труднообъяснимых терминологических оплошностей. Судите сами. Во-первых, пациенты, по данному закону, не имеют самого главного права - на качественное и безопасное лечение - того права, ради которого они обращаются к врачу и для обеспечения которого ежемесячно платятся налоги на содержание медицинской отрасли! Из этого следует, что и врачи автоматически освобождены от корреспондирующей обязанности - лечить качественно и безопасно. Возникает вопрос: а зачем нам нужно такое здравоохранение?

К сожалению, это не единственный перл "главного медицинского закона страны". В ст. 20 "Основ" записано: "Граждане имеют право на медицинскую экспертизу, в том числе независимую, которая производится по их личному заявлению в специализированных учреждениях в соответствии со статьей 53 настоящих Основ". Во-первых, не понятно, чем отличается "независимая экспертиза" от просто "экспертизы". Логично предположить, что, если говорится о "независимой" экспертизе, значит, вся остальная экспертиза - "зависимая" (что, кстати, фактически имеет место). Это также несуразно как, например, указывать о том, что "граждане имеют право пить воду, в том числе и неотравленную…".

Ну, хорошо уже то, что пациентам обещана "независимая экспертиза" и даже приведены ссылки на статью закона. Посмотрим, что это за статья № 53:

Статья 53. Независимая медицинская экспертиза.
"При несогласии граждан с заключением медицинской экспертизы по их заявлению производится независимая медицинская экспертиза соответствующего вида, предусмотренная статьями 48 и 51 настоящих Основ.".

Откроем эти таинственные статьи 48 и 51:
Статья 51 называется: "Военно-врачебная экспертиза", а статья 48 - "Проведение патологоанатомических вскрытий".

Таким образом, из главного медицинского закона вытекает, что гражданин может получить независимую экспертизу только в двух случаях: либо, став военнослужащим, либо, извините, трупом…

Далее. Не понятно, зачем в закон включено такое право, как уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала, содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям. А что, в отсутствие этого закона персонал был бы вправе относиться к пациентам неуважительно и негуманно? Конечно, во многих больницах бытовые условия далеки от совершенства, а персонал не всегда, мягко говоря, тактичен. Однако, несмотря на то, что в "Основах" записано соответствующее право, привлечь кого-либо к ответственности за нарушение этих пустых и риторических норм практически невозможно. Искоренить эти недостатки можно только развитием частной системы здравоохранения и ее реальной конкуренцией с муниципальным сектором.

Что касается права на посещение больных, то, судя по пункту № 12, к пациенту допускаются только адвокаты или иные законные представители. Складывается впечатление, что авторам закона не известно правовое значение используемых юридических терминов. Законными представителями называются родители несовершеннолетних детей (до 18 лет), либо опекуны недееспособных лиц. Адвокат (упрощенно) - это юрист, который состоит в адвокатском образовании. Согласно "Основам" к пациенту допускаются еще священнослужители. Следовательно, пациенты в РФ не имеют права на допуск к ним посетителей, если они не адвокаты, не опекуны и не священники. В частности, допуск к пациентам родственников законом не предусмотрен.

Кроме приведенных наиболее очевидных упущений медицинское законодательство содержит и другие неурегулированные вопросы, например, в какой форме следует получать добровольное информированное согласие гражданина на медицинское вмешательство. С одной стороны, письменного согласия закон не требует, в то же время, как доказать в суде, что пациент был полностью проинформирован и согласен на лечение. Данная ситуация четко прописана только в Законе "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". Что касается общей практики, то этот пробел нередко бывает предметом безрезультатного обсуждения в судебном заседании.

До сих пор не решен вопрос о страховании гражданской ответственности "от врачебной ошибки". С одной стороны, ст. 63 "Основ" прямо предусматривает такую форму защиты для медицинских работников (и косвенно - для пациентов), с другой стороны в бюджете здравоохранения не предусмотрены расходы на такие виды страхования ("Страховое дело" 2002 г., № 1, с.25).

В заключении следует отметить, что существующие в РФ "медицинские законы" не обеспечивают требуемой степени правовой защищенности ни пациента, ни медицинского работника. Многие из содержащихся в них прав носят декларативный характер и лишены механизма их гарантированной реализации, а применяемая терминология не соответствует ее легальной интерпретации. Складывается впечатление, что законы писали медицинские чиновники, забыв дать их на проверку юристам.

По нашему опыту, самый эффективный уровень защиты участников медицинского процесса - "судебное рассмотрение" обеспечивается почти исключительно общегражданским законодательством, в первую очередь ГК РФ без использования специальных медицинских законов. Имея самый большой опыт в РФ по ведению врачебных судебных дел, Пермский медицинский правозащитный центр вынужден вырабатывать эффективные подходы к защите своих доверителей основанные на применении аналогии права и закона, а также на разъяснениях Верховного Суда РФ. Изложенное требует незамедлительной коррекции всего медицинского законодательства на основе новых Гражданского и Уголовного кодексов РФ с учетом сложившейся судебной практики.


На сайт ПРПЦ-ПГП

Главная / Аналитика






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.