Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ АВЕРКИЕВА
САЙТУ CIVITAS.RU

 

Аверкиев Игорь Валерьевич "Правозащитная организация в России - это еще и коллективный миссионер. Именно миссионер, ибо страну еще нужно убедить, что вера в права человека не менее созидательна, чем вера в коммунизм или в строгое, но справедливое государство. Нам еще нужно убедить людей, что Свобода для личного счастья не менее важна, чем Справедливость, а для развития и гораздо более важна, если мы, конечно, собираемся развиваться. Нам еще нужно доказать государству, что внутренняя несвобода личности и всеобщее неуважение человеческого достоинства - это не только острейшая гуманитарная проблема России, но и проблема политическая, и даже экономическая, так как тормозит всякое развитие. У общества, безвозвратно утратившего традиционные патриархальные устои, есть только один способ выжить – пойти по пути культивирования личной свободы, обустройства частной жизни, максимально возможной независимости, в том числе и от государства. Все это и призваны гарантировать и защищать права человека".

И. Аверкиев "Из неопубликованного"

 

CIVITAS: Бытует мнение, что тяга к тому или иному виду деятельности, некоторым образом формируется сызмальства. Что же подвигло уважаемого Игоря Валерьевича - руководителя, пожалуй самой известной нестоличной общественной организации, заняться тем, чем Вы собственно сейчас и занимаетесь?

Я думаю, в моей жизни не было ничего такого, чтобы каким-то специальным образом толкало меня к правозащите, более того, я даже не могу сказать, что занимаюсь этим по призванию. Просто однажды эта разновидность гражданской деятельности оказалось для меня наиболее приемлемой формой самозанятости, если можно так сказать.

Что касается отрочества и юности, то они были вполне безоблачными и вольготными, чтобы сызмальства не беспокоить себя мыслями о соблюдении прав человека. Скорее наоборот, проблемы бесправия, несвободы как бы не существовало. Свою свободу я носил с собой, вместе со мной она перемещалась во времени и пространстве, мое ощущение свободности мало зависело от внешних обстоятельств. В школе, в армии (я служил в «стройбате»), в университете, на заводах, где я время от времени работал то кузнецом, то социологом - везде у меня как-то получалось сохранять вокруг себя некоторую зону независимости, которая позволяла быть вполне довольным собой и окружающей действительностью. Если кто-то уж очень активно посягал на мое представление о достойной жизни, я особенно не мучился этим обстоятельством, а по мере сил сопротивлялся и, кстати, получал от этого массу удовольствий.

Мой отец был художником, иллюстрировал детские книги, последние десять лет зарабатывал на жизнь живописью, писал пейзажи. Мама всю жизнь проработала бухгалтером. В доме царило классическое кухонное инакомыслие, но оно никого ни к чему не обязывало. Самыми оскорбительными и частыми ругательствами были «коммунист» и «гегемон». Наслушавшись всего этого, я как-то заявил в детском саду, что «Сталин - дурак». Отца вызвала директриса и долго пеняла ему на недостатки в моем воспитании. Насколько я понимаю, это был год 65-66-ой. Дома я вел себя совсем наоборот. Отец был очень добрым, фанатично чадолюбивым человеком, но при этом еще и фанатичным антикоммунистом. Меня почему-то раздражала его антисоветская горячность и безаппеляционность, и, сколько себя помню, я постоянно с ним спорил: оправдывал Брежнева, коммунистов, советский режим, всегда пытался найти какую-то объективную причину их действиям, их праву на существование. В бешеной критике отца они были как бы слабой, побежденной стороной, я их жалел и заступался. Спорили мы отчаянно, до крика. Мама, брат, а потом и жена обычно затыкали уши и уходили в другие комнаты. А потом я и сам, на излете развитого социализма, принял участие в создании и бурной деятельности антисоветской организации. За что был исключен из университета, но посадить, слава Богу, не успели - началась Перестройка. Через три года и в университете восстановили. Диплом писал по феномену отчуждения. С 87 года - в социал-демократическом движении. Что называется, сделал головокружительную партийную карьеру: был председателем областной организации, а затем - заместителем председателя и председателем Социал-демократической партии России, ради этих дел даже переехал в Москву. Но весной 93 года разошелся с партийным большинством: призвал перейти от безоговорочной поддержки режима Ельцина к «демократической оппозиции» ему. Оставшись непонятым, вернулся в Пермь. Год отдыхал – прокладывал трамвайные пути: с армии - любимое занятие. В конце 94 вместе с пермским «Мемориалом» и только что вступившим на политическую стезю Виктором Похмелкиным придумали Пермский региональный правозащитный центр, и пошло-поехало. В 1996 году на базе ПРПЦ создали Пермскую гражданскую палату.

CIVITAS: Не за горами, значит, десятилетний юбилей Вашей организации, да и Ваш, как видного деятеля правозащитного движения. А слабо, без затей, по-простому, рассказать о своей работе, чтобы не в виде отчетного доклада, а и непосвященному стало понятно - в чем вся соль?

В том-то и дело, что у меня никогда не получалось «просто и без затей» рассказывать о том, чем я занимаюсь. Всегда возникает какая-то неловкость. Даже простой анкетный вопрос о профессии ставит в тупик. «Ваша профессия? – Правозащитник». Чувствуете, как выспренно звучит, и в смысле профессии – как-то невнятно. С одной стороны, конечно, это не профессия никакая, но с другой стороны, я, наверное, все-таки профессионал в этом деле. Еще бестолковее когда в неформальной обстановке знакомишься с новыми людьми или встречаешь старых знакомых. «Чем занимаетесь? – спрашивают они. Что отвечать? «Защищаю права человека?» – если так, то конец неформальной атмосфере - все лихорадочно начинают соображать, что это значит и как к этому относиться. Поэтому и о том, чем мы занимаемся, все-таки лучше говорить языком отчета. В противном случае, не уйти от высокопарных слов или придется прибегнуть к жанру «интересных историй», что больше годится для «встреч с молодежью».

Так вот. Существуем мы в двух ипостасях: как Пермский региональный правозащитный центр и как Пермская гражданская палата. Организации существуют нераздельно, с единым руководством и персоналом. Правозащитный центр еще имеет четыре отделения в районах Пермской области: Карагайское, Чайковское, Соликамское и Краснокамское.

Если упрощать, то в рамках первой организации мы защищаем права человека, а в рамках второй защищаем права гражданских организаций, точнее, оказываем им правовую, информационную, методическую и фандрайзинговую поддержку. Наша правозащитная специализация – защита прав заключенных, призывников, военнослужащих, жертв пыток и других форм жестокого и унижающего обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов. Стараемся уделять внимание вопросам защиты прав детей, права на информацию, прав в сфере образования. Сама жизнь заставляет много заниматься защитой трудовых прав и права на социальное обеспечение.

Главное в деятельности обеих организаций - консультирование и патронаж. Ежегодно в нашу общественную приемную обращаются около 4 тысяч человек, консультируют их 4-5 наших сотрудников. Приблизительно каждому четвертому мы вынуждены отказывать в помощи, поскольку их вопросы очень далеки от проблем соблюдения прав человека и нет особых оснований для оказания юридической помощи по гуманитарным мотивам. Кроме того, мы ведем обширную консультационную переписку. В прошлом году письменные ответы на свои вопросы получили 993 человека, в основном это заключенные. Причем почти все ответы готовит один человек – Елена Юрьевна Першакова. Только три года назад она закончила юрфак, а сегодня - самый большой наш специалист по УДО, помилованиям и режимам. Представляете, отвечать на 4-5 писем в день, да еще и другими делами заниматься, притом, что «письма из зоны» - жанр очень непростой.

Из года в год регулярные правозащитные консультации нужны не только тем, кто к нам обращается, но и нам самим. Это единственная возможность быть в курсе, не оторваться от жизни, увлекшись идейным противостоянием с властью. Поэтому есть еще одно жесткое правило: первичный прием посетителей всегда веду либо я, либо Сергей Исаев, мой заместитель. Таким образом, все посетители Центра проходят через его руководителей, и только потом ими занимаются конкретные специалисты. Это, конечно, очень большая нагрузка для нас, но и возможность оставаться профессионалами.

С чем обращаются к нам люди? 2/3 обращений действительно касаются защиты прав человека. Остальные – это обращения бедных, в основном пожилых людей, обеспокоенных «квартирным вопросом», хамством родственников и т.п. Помощь оказываем и тем и другим, но постепенно все-таки сокращаем объем неправозащитных консультаций. Так, с 1 мая прекращаем прием по жилищным и другим имущественным спорам между гражданами, даже малоимущими. Среди «правозащитных обращений» более половины касаются защиты социальных прав: социальное обеспечение, труд, образование, здравоохранение. Традиционные правозащитные проблемы соблюдения прав человека в армии, в тюрьмах, в деятельности правоохранительных органов, права детей, свобода слова волнуют 20-25% наших посетителей. Помочь в той или иной степени нам удается приблизительно 3/4; тех, кто к нам обращается. В случаях наиболее грубых или массовых нарушений прав человека заводится патронажное дело. Единовременно в нашем «производстве» находится 30-40 патронажных дел. Из них, как правило, около половины мы выигрываем. Около 20% выигрываем частично, процентов 10 проигрываем и остальные 15-20% прекращаются по независящим от нас причинам, как правило, это означает, что заявители утрачивают интерес к своему делу.

Что касается поддержки гражданских организаций, то в основном это помощь в их создании, регистрации и фандрайзинг. Ежегодно к нам обращаются около ста организаций и инициативных групп. Наш старейший юрист - 33-летний Сергей Владимирович Максимов (в ПРПЦ-ПГП работают три Сергея Владимировича) разработал уставы 83-м общественным и некоммерческим организациям, все они зарегистрированы, большинство успешно работают. При непосредственном активном участии ПРПЦ-ПГП были созданы 15 правозащитных и социально-защитных организаций, с большинством из них мы и сегодня поддерживаем тесные партнерские отношения. Достаточно вспомнить такую уникальную и известную в России организацию как Пермский медицинский правозащитный центр, и ее не менее уникального руководителя Евгения Викторовича Козьминых: кандидат медицинских наук с юридическим образованием, он фактически создал новое направление в российской правозащите.

Мы не только помогаем пермским организациям в поисках доноров, но и сами дважды проводили внутриобластные конкурсы грантов. Программа называлась «Новая пермская общественность», в ее рамках гранты по 2-10 тысяч долларов получили 45 гражданских организаций области на общую сумму 180 тысяч долларов. Всего в конкурсах приняли участие 154 организации. Средства для проведения конкурса предоставил Фонд Форда. Кстати, Фонд Форда уже несколько лет является нашим основным не только донором, но и партнером, что большая редкость во взаимоотношениях с фондами.

Кроме консультаций, патронажа и конкурсов мы сами пишем законопроекты и экспертируем чужие; разрабатываем и издаем всевозможные методические пособия; проводим просветительские экспедиции; издаем ежегодные доклады о соблюдении прав человека в Пермской области; реализуем разнообразные гуманитарные программы для заключенных, бездомных и беспризорников; проводим всевозможные просветительские и обучающие мероприятия; поддерживаем на должном уровне собственный сайт и издаем свою газету.

CIVITAS: Законопроекты, методические пособия, ежегодные доклады – все это, безусловно, полезно, правильно и необходимо… А если конкретнее, в чем успехи? Кому помогли, кого спасли?

За эти семь лет к нам обратились за той или иной помощью около 13 тысяч человек. С каждым годом поток обращений все больше и больше, есть надежда, что это в том числе и потому, что наша помощь в основном вполне эффективна. За это время в судах при непосредственном участии наших юристов выиграно более ста дел, среди которых более тридцати о предоставлении альтернативной гражданской службы; знаменитое «дело Ким Чен Ира»; дело учительницы, издевавшейся над первоклассником; дело рабочего В., которого неправомерно обвинили в убийстве, и он зря отсидел 10 месяцев в СИЗО; несколько дел, касающихся пыток и жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов. Люди, которых мы защищали в судах, восстанавливались на работе, получали компенсации за задержанную пенсию, восстанавливали свои права на льготы, получали компенсацию за моральный вред, причиненный им должностными лицами и т.д. Думаю, до логического конца мы доведем и «Чепецкое дело» о массовом избиении заключенных в колонии на севере области и дело о гибели подростка от воспаления легких в пермском СИЗО. При непосредственном участии наших специалистов права очень многих граждан восстановлены в досудебном порядке, особенно в сфере образования. Сотни дел пермяки выиграли сами по тем исковым заявлениям, кассационным и надзорным жалобам, которые составляли для них наши сотрудники.

С 1997 года Законодательное Собрание Пермской области приняло 3 из 5 разработанных нами законопроектов. Это Закон «Об основах социальной защиты населения на территории Пермской области», к сожалению, он принят с существенными изменениями, которые с нашей точки зрения серьезно сократили его возможности. Законы «О социальном заказе» и «Об Уполномоченном по правам человека в Пермской области» подверглись гораздо меньшей переработке и сегодня достаточно эффективно работают. Год назад избран Уполномоченный по правам человека и, несмотря на ряд проблем, сотрудничество с ним иногда вполне результативно. В соответствии с Законом о социальном заказе в области уже прошло два конкурса социальных и культурных проектов. Основной автор всех наших законов – Сергей Владимирович Максимов – человек и юрист.

Благодаря пятилетним усилиям Романа Васильевича Маранова Пермская область стала единственным регионом в России, где суды нормально относятся к конституционному праву граждан на прохождение альтернативной гражданской службы, и предоставляют это право верующим молодым людям и пацифистам.

В начале этого года мы закончили двухлетнюю экспедиционную программу. Итог – 37 экспресс-экспедиций, как мы их называем. С консультациями, лекциями, семинарами и выставками мы посетили, иногда не по одному разу, 18 районов области, в том числе самые отдаленные, а также Киров и Ижевск.

С 2000 года мы регулярно проводим гуманитарные акции в отношении заключенных, прежде всего, несовершеннолетних и женщин. И что очень важно, и мы оцениваем это как своего рода победу, эта гуманитарная помощь полностью формируется за счет благотворительных пожертвований пермских предприятий, в основном небольших. За полтора года, благодаря поддержке наших пермских предпринимателей, мы передали в пенитенциарные учреждения лекарства, одежду, продукты питания, канцелярские принадлежности, книги на 400 тысяч рублей. Гораздо меньшие суммы (до нескольких десятков тысяч рублей в год) нам удается собирать в наш небольшой фонд экстренной помощи, на средства которого мы оказываем материальную помощь людям, попавшим, как говорят социальные работники, в трудную жизненную ситуацию. В основном это освободившиеся заключенные и бездомные. При необходимости мы оплачиваем им оформление паспорта, приобретаем железнодорожные билеты, чтобы они могли добраться до мест, где их хоть кто-то ждет, выделяем продуктовые наборы, обеспечиваем одеждой. Но все это тогда, когда есть деньги. В прошлом году такого рода помощь получили 160 человек. Этот наш фонд и гуманитарная помощь для заключенных пополняются исключительно усилиями замечательного человека Владимира Федоровича Титова. Бывший школьный учитель он обладает удивительной способностью и убеждать и быть благодарным, что, по всей видимости, и ценят наши предприниматели.

С самого начала мы понимали, что помочь всем не сможем, да и ни к чему это. Очень многое в деле защиты своих прав люди могут делать сами, было бы желание. Наша задача, прежде всего, помогать тем, кто хочет, у кого не опустились руки, кто способен к гражданской самообороне. Именно поэтому мы всегда большое внимание уделяли разработке и распространению всевозможных правозащитных методик и технологий. За эти годы их создано более четырех десятков. Мы издали 16 методических пособий, книг и брошюр общим тиражом около 80 тысяч экземпляров. Среди них: "Правозащитная хрестоматия для заключенных" и "Справочник для освобождающихся из мест лишения свободы" Сергея Исаева, три книги Романа Маранова о реализации права на альтернативную гражданскую службу, недавно изданная и пользующаяся большой популярностью у пермской богемы "Защита авторских прав творческих работников" Сергея Максимова. Существенный вклад в разработку правозащитного инструментария внесли Ольга Кочева, Оксана Борисенко, Сергей Трутнев, Елена Першакова.

Но один из самых красивых и удачных наших просветительских проектов – это, конечно, газета "Личное дело", которая до декабря прошлого года называлась "За Человека". По-настоящему заметным явлением на пермском медиа-небосклоне она стала с приходом к нам в качестве ответственного секретаря замечательного пермского поэта Юрия Ивановича Асланьяна. Сегодня, в условиях спонсорского диктата и повальной «самоцензуры», «Личное дело» стала отдушиной для пермской свободы слова. С нами сотрудничают многие из наиболее интересных пермских журналистов, иногда им, правда, приходится скрывать от своих редакторов и коллег связь с нашей газетой. Сегодняшняя специфика газеты и в том, что Юрий Иванович привел с собой и своих друзей - известных пермских поэтов и писателей, среди них Юрий Беликов, Владислав Дрожащих и другие. Их материалы глубоки, тексты - густые, сочные, причем, это не только публицистика, но и отличные очерки и статьи, журналистские расследования. Часто публикует у нас свои материалы собкор «Известий», один из самых профессиональных пермских журналистов, Андрей Никитин, в том числе и тогда, когда по каким-то политическим соображениям их не публикуют «Известия». Темы «Личного дела»: права человека, гуманитарная деятельность, опыт побед на ниве гражданской самообороны, красивые и умные, сильные и добрые люди, антикоррупционные материалы, стараемся отслеживать проникновение криминалитета во власть. Есть и специальные предложения – правозащитные методики, обзоры благотворительных фондов и программ. «Личное дело» – газета гуманитарная, она о человеческом в человеке и о том, что мешает человеку быть человеком. Адресована наша газета гражданскому активу, тем, кого мы называем «новой пермской общественностью», и власти: чиновникам, депутатам, «отцам» города и области. Тираж газеты - 4 тысячи экземпляров и распространяем мы ее «точечно», среди гражданских организаций и в зданиях, где «кучкуется» власть, лишь небольшая часть тиража поступает в киоски.

Не менее важную роль в просветительской экспансии ПРПЦ-ПГП с недавних пор играет и наш сайт – детище Ольги Николаевны Кочевой и Владимира Николаевича Ведерникова. Их героическими усилиями, а они, как и все мы, заняты еще в очень многих делах, сайт обновляется почти ежедневно и стал почти зеркальным отражением Правозащитного центра и Гражданской палаты. Сайт для организации стал каналом самой оперативной связи с внешним миром. Если мы хотим, чтобы нас услышали, и это действительно важно не только для нас, достаточно разместить информацию на сайте, и реакция, явная или скрытая, обязательно последует. На сайте размещаются новости, все наши аналитические материалы, отчеты, методики, полностью газета «Личное дело», материалы основных патронажных дел, внутренняя статистика, региональные гражданские новости, фандрайзинговая информация и многое другое. Совсем недавно мы открыли на сайте «Черный список» Пермской области. Размещение информации еще не самое удобное, но сайт постоянно совершенствуется.

Конечно, с окружающим миром мы общаемся не только через газету, сайт и общественную приемную. Пресс-секретарь ПРПЦ-ПГП Жанна Геннадьевна Вострокнутова еженедельно загружает пермские СМИ нашими пресс-релизами, в них новости правозащиты и гражданского сектора вообще. Несколько наших сотрудников регулярно читают лекции и проводят беседы в школах, вузах, библиотеках, пенитенциарных учреждениях, общественных организациях, я еще и преподаю права человека на историко-политологическом и юридическом факультетах Пермского государственного университета. Особенно богаты подобными мероприятиями наши экспресс-экспедиции, во время которых нам иногда удается пообщаться и с местными чиновниками. Стараемся делиться с заинтересованными людьми и тем, что сами хорошо умеем. Проводим семинары по альтернативной службе, управлению, финансированию и бухучету в НКО, авторскому праву, защите прав заключенных и т.д. Наконец, уже традиционной стала проводимая ПРПЦ ежегодная конференция правозащитных организаций области, где в дискуссиях принимают участие не только пермские правозащитники, но и наши коллеги из близлежащих регионов и Москвы, руководители пермских правоохранительных органов, высшие чиновники областной и городской администраций.

И последнее, о чем все равно спросите – о деньгах, на что мы живем. Львиная доля наших проектов и текущих дел финансируется международными благотворительными фондами, прежде всего, Фондом Форда и Институтом «Открытое общество» Джорджа Сороса. Привлечь средства пермского бизнеса нам удалось, как я уже говорил, только на наши гуманитарные программы для заключенных, впрочем, и это немало.

Финансирование западных фондов обеспечивает нам абсолютную свободу, так как фонды ничего не просят взамен, кроме отчетов. А мы участвуем только в тех конкурсах грантов, которые нам интересны, благо есть из чего выбирать. Но с другой стороны, ситуация, конечно, абсурдна: реальная практическая помощь, между прочим, всегда бесплатная для тех, кто к нам обращается, оказываемая нами пермским детям, старикам, жертвам всевозможного произвола со стороны своих же пермских чиновников, оплачивается не своими пермскими бизнесменами, а западными. Получается «западникам» наши старики и дети дороже. Хотя это конечно не так. Просто наши предприниматели, кстати, также как и наши «клиенты», страдающие от чиновнического произвола и собственного бесправия, все еще боятся, все еще сомневаются, все еще слишком зависят от власти. Но ситуация, я надеюсь, все-таки будет меняться. Наш бизнес постепенно выходит из криминальных и государственных пеленок, все больше в нем людей по-настоящему самостоятельных и ответственных.

CIVITAS: Дай Бог, чтобы так оно и было, но скажите, как все-таки Вам и Вашим коллегам удается заниматься столь разнообразной деятельностью, да еще в таком объеме? Может быть есть какой-то секрет, феномен Центра - Палаты?

Ну, во-первых, нас в организации не так уж и мало. Во-вторых, у нас есть отличный и бессменный все 7 лет офис-менеджер Любовь Владимировна Теплых. Она все знает, за все готова отвечать, всем готова помогать. А в-третьих, Правозащитный центр мы с Сергеем Исаевым создавали как контору - контору по оказанию правозащитных услуг населению. Мы хотели, чтобы в Перми было место, куда любой человек мог бы придти, и гарантированно получить квалифицированную помощь в деле защиты своих гражданских прав. Мы хотели создать правозащитную машину, в работе которой главное - технологичность и качество. В какой-то мере это удалось. Естественно, за достаточно высокую эффективность нашей работы нам пришлось и достаточно высоко заплатить. Во-первых, хотя Центр и был зарегистрирован как общественная организация, внутренняя демократия в нем изначально была сведена до уровня еженедельных оперативок, не более того: никаких правлений, никаких собраний, никаких голосований. В Центре все более или менее централизовано и единоначально, но, вместе с тем, и достаточно по-домашнему, без «дистанций». Основные решения принимаем я и мой заместитель, старый школьный и университетский товарищ, уже не раз упомянутый, Сергей Владимирович Исаев, но, как правило, после общего обсуждения на оперативках. Во-вторых, изначально взяв курс на профессионализацию правозащиты, мы сделали ставку не на идейных активистов, а на молодых юристов и других специалистов, которых привлекали, прежде всего, нормальными зарплатами. Отсюда время от времени проявляющийся конфликт мотивов: благотворительной гуманитарной деятельностью, требующей глубокого внутреннего сопереживания жертвам произвола, у нас занимаются люди, относящиеся к правозащите, прежде всего, как к профессии, а не как к служению, миссии. Хотя, безусловно, все наши сотрудники - люди не безразличные, и защитой прав человека занимаются вполне искренне. Не у всех наших коллег есть собственные цели в правозащите, что для дела иногда полезно, но требует дополнительных специальных усилий, направленных на поддержание «правозащитного тонуса» в организации.

Некоторые наши коллеги начинали работать в ПРПЦ-ПГП волонтерами, а один так и остался им – это Виктор Александрович Краснобаев, в миру – начальник отдела в Пермском научно-исследовательском институте управляющих машин и систем, а у нас – координатор Общественной комиссии ПРПЦ по защите прав заключенных, рекордсмен во всем, что касается защиты этих прав, известный во всех колониях и изоляторах области как самый честный, самый искренний заступник в бедах пермских заключенных.

Так или иначе, Правозащитный центр и Гражданская палата существуют уже более семи лет. Сегодня ПРПЦ-ПГП - это и правозащитная организация, и центр поддержки НКО, и юридическая клиника для бедных, и благотворительный фонд, и научно-исследовательская организация, и редакция газеты, наконец. Почти без потерь сохранился первоначальных костяк организации, а сама она разрослась с 5 до 17 человек. Это в Перми, а еще четыре отделения в районах области: всего человек 40 штатных работников плюс волонтеры. Такая численность и такой разброс функций для провинциальной гражданской организации, живущей на благотворительные пожертвования, явно за порогом эффективности. Поэтому до октября этого года мы решились провести радикальную децентрализацию ПРПЦ-ПГП. На базе сегодняшней "империи" будут созданы семь самостоятельных организаций. Непосредственно Пермский региональный правозащитный центр, его будет возглавлять Сергей Исаев, сосредоточится на защите прав заключенных, защите жертв пыток и прочего произвола со стороны сотрудников правоохранительных органов, возможно, в сфере его деятельности будет также защита прав детей и защита информационных прав. Защитой прав призывников и военнослужащих будет заниматься новая организация "Человек и армия", которую, скорее всего, возглавит известный всем альтернативщикам страны Роман Васильевич Маранов. Гражданская палата сосредоточится на продвижении в стране и области технологий гражданских переговоров, гражданской экспертизы и гражданского контроля. Председателем Палаты останусь я. Четыре отделения ПРПЦ перерегистрируются как самостоятельные правозащитные организации. Что касается функции поддержки НКО, то мы сосредоточимся на консалтинге в сфере фандрайзинга, бухучета, финансового и налогового планирования НКО. Скорее всего, будет создан своего рода Клуб для соответствующих специалистов некоммерческих организаций, заниматься этим делом будет наше лучшее кадровое приобретение последнего времени - бухгалтер Юлия Фаридовна Галямова, молодой, но очень толковый и перспективный специалист. Очень надеюсь, что эта наша внутренняя реформа, более глубокая специализация новых старых организаций, их стилевое и "отраслевое" раскрепощение станут серьезным стимулом для дальнейшего развития правозащитной и вообще гражданской деятельности в Перми и области.

CIVITAS: У каждого человека, занятого делом, безусловно есть цели… Расскажите о тех целях, достижение которых на Ваш взгляд реально, и достигнув которых Вы бы считали, что прожили не зряшную жизнь.

Дело в том, что в современной России каждая правозащитная организация должна быть не только, и даже не столько скорой и правовой помощью жертвам властного произвола, хотя роль "скорой правовой помощи" - это некоторый "партминимум", без которого правозащитная организация просто не может состояться как таковая. И в этом смысле формулировать цели было бы довольно легко. Я - о другом. Правозащитная организация в России - это еще и коллективный миссионер. Именно миссионер, ибо страну еще нужно убедить, что вера в права человека не менее созидательна, чем вера в коммунизм или в строгое, но справедливое государство. Нам еще нужно убедить людей, что Свобода для личного счастья не менее важна, чем Справедливость, а для развития и гораздо более важна, если мы, конечно, собираемся развиваться. Нам еще нужно доказать государству, что внутренняя несвобода личности и всеобщее неуважение человеческого достоинства - это не только острейшая гуманитарная проблема России, но и проблема политическая, и даже экономическая, так как тормозит всякое развитие. У общества, безвозвратно утратившего традиционные патриархальные устои, есть только один способ выжить - пойти по пути культивирования личной свободы, обустройства частной жизни, максимально возможной независимости, в том числе и от государства. Все это и призваны гарантировать и защищать права человека.

Отсюда и цели. Мы должны помочь пермякам научиться пользоваться правами человека как реальным инструментом обустраивания достойной, свободной и самостоятельной жизни. Мы должны добиться, чтобы в Перми стремление к соблюдению прав человека стало нормой для органов власти всех уровней. Пусть досадной, но нормой, привычной сферой ответственности и заботы. И это не такая уж не сбыточная цель, по крайней мере, в Перми. Со скрипом, тяжело, но нам все-таки все чаще удается находить общий язык с нашими властными оппонентами.

Что касаются целей, "достигнув которых, я бы считал, что прожил не зряшную жизнь", то цели эти лежат вне правозащиты и никак не связаны с моей публичной деятельностью.

CIVITAS: Как Вы оцениваете идеи открытого партнерства (горизонтальных коммуникаций разнопрофильных НКО), Народная Ассамблея, Пермская Ассамблея, Пермская декларация – далее везде?

Открытое партнерство – это вечная мечта о коалиции без централизации. Мечта о добровольном объединении не вокруг структур, а вокруг инициатив и идей. С одной стороны - явная утопия. А с другой стороны, создаваемые по России народные, гражданские и прочие ассамблеи отражают явную потребность некоторых гражданских организаций в объединении именно такого рода.

Вслед за московской «Народной Ассамблеей» и питерской «Гражданской Ассамблеей» в Перми месяц назад была создана Пермская ассамблея. Что мы имели в виду? Зачем она нам нужна?

В Пермскую ассамблею вошли 10 организаций из самых разных секторов гражданского общества: от правозащитников до кинематографистов. Активисты этих организаций давно знают друг друга, сами организации приблизительно одного уровня развития, кстати, довольно высокого. Но главное, несмотря на разноплановость интересов, они «свои» друг для друга: говорят на одном языке, имеют более или менее близкие взгляды на основные проблемы страны и некоммерческого сектора и, что немаловажно, искренне уважают деятельность друг друга. Они готовы и могут договариваться просто по-дружески, основываясь на доверии, а не на формальных соглашениях. А договариваться есть о чем. Каждая из этих организаций переросла свою узкую специализацию, их горизонты стали шире первоначальных задач. Они уже не могут ограничиваться конкретной помощью конкретным людям, они готовы влиять на ситуацию в целом. А Ассамблея - это способ умножения усилий, возможность качественного наращивания «гражданского веса» в диалоге с властью по поводу решения основных и наиболее злободневных проблем общества.

Пермская ассамблея - это клуб гражданских организаций, созданный для согласования интересов, консолидированного взаимодействия с государством и продвижения наиболее важных для развития гражданского общества идей и технологий. Плюс конкретные совместные проекты с различной конфигурацией участников. Сегодня это, прежде всего, так называемый «Детский мега-проект», состоящий пока из 8 субпроектов (но список еще открыт), в реализации которых примут активное участие все участники Ассамблеи. Вторым направлением сплочения усилий станут совместные проекты, направленные на продвижение в Пермской области технологий гражданских переговоров, гражданской экспертизы и гражданского контроля. Первые пилотные переговоры с областной администрацией по вопросам гуманизации процедур военного призыва уже прошли и были завершены подписанием соглашения о конкретных совместных действиях в конкретные сроки. Со стороны областной власти соглашение подписал вице-губернатор В.А. Щукин от Пермской ассамблеи - председатель областного «Мемориала» А.М. Калих.

Насколько в целом удачна и полезна для страны будет деятельность ассамблей, сейчас, конечно, сказать трудно. Открытое партнерство само по себе достаточно тонкая технология. Сотрудничество в рамках ассамблей требует высочайшей культуры общения, реальной, не показной, терпимости, способности к самоограничению. Впрочем, это именно те качества, не приобретя которых человечество до ХХII века вряд ли доберется.

23.04.2002 Civitas.ru


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV