Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ПОСЛЕДНИЙ КРУГ АДА

 

День 30 октября политзаключенные с 1974 года отмечали голодовками. Говорят, эта традиция родилась в одной из последних политзон советского режима - "Перми-36". Здесь сидели будущий посол Украины в Канаде Левко Лукьяненко, боец антифашистского подполья и переводчик "Архипелага ГУЛАГа" на литовский Балис Гаяускас, нынешний редактор журнала "Москва" Леонид Бородин, несостоявшийся лауреат Нобелевской премии Василь Стус... Теперь здесь единственный в стране Мемориальный музей истории политических репрессий.

Политические приехали сюда, на излучину реки Чусовой, в 1972 году. Сперва тут была обычная уголовная колония, потом сюда перевели осужденных стражей правопорядка. Затем проштрафившихся милиционеров и прокуроров сменили на особо опасных государственных преступников. В Чусовском районе разместили три политические зоны ВС/389-35, -36, -37. В простонародье - "Пермь-35", "Пермь-36", "Пермь-37". После закрытия "Перми-36" кому-то пришло в голову разместить в бывшей зоне психоневрологический интернат. Правда, новым постояльцам разрешается выходить в деревню. Можно только догадываться, как пейзаж с колючей проволокой влияет на лечение.

Году в 95-м, когда пермские "мемориальцы" приехали осматривать место для будущего музея, ткнулись в ШИЗО. Дверь одной из камер оказалась заперта. Там находился особо буйный постоялец интерната. Помещение использовалось почти по прямому назначению.

Метрах в трехстах от "строгой" зоны - отделение особого режима. Это особая изолированная территория: трое ворот, несколько линий заграждения. Сначала дощатый забор под три метра. Потом заградительная система "Шиповник", система ультрафиолетового излучения. "Путанка" (мотки проволоки, врытой в землю). Колючка с проволочной сигнализацией "Ночь-12", срабатывающей при приближении человека. Основной забор - тоже с колючкой.

Мой Вергилий - научный сотрудник музея, историк Игорь Латышев, вступая на землю "Особняка", мрачнеет:
- Помните солженицынское "В круге первом"? Так вот, здесь - последний круг ада.

Сюда привозили особо опасных - тех, кто отсидел по политической статье в строгой зоне, но так и не встал на "путь исправления". Никто даже не знал, что это за место, пока эстонец Март Миклус - в прежней жизни орнитолог, - не определил по пению птиц: Урал. Именно отсюда, с особого отделения, началось создание музея. Восстанавливали зону почти с нуля. Служители системы постарались начисто разрушить все, что только можно. Музейным работникам помогает бригада из местных жителей. В их числе бывший надзиратель "Перми-36" Иван Кукушкин.

Мы в бетонном бараке "Особняка". Срок для его обитателей был стандартный. Десять лет ты видишь только соседей по камере да надзирателя. Первая посылка из дома - через пять лет. Письма - раз в месяц. При каждой камере - своя рабочая комната. Изо дня в день - прикручивание шурупов к платам для лысьвенских утюгов. Дневная норма - 522 платы, 1044 шурупа. Несправившимся - наказание.

В этой камере сидел украинский поэт Василь Стус. А в карцере протекли его последние дни, здесь он погиб при не выясненных до конца обстоятельствах. Через две недели было назначено заседание Нобелевского комитета. Он был одним из трех претендентов. Но Нобелевку принято присуждать живым.

- Хотите посмотреть исторические кадры? - спрашивает Игорь. - Бывший надзиратель Иван Кукушкин встречается с бывшим заключенным Василем Овсиенко. Мы смотрим запись. Расстояние между собеседниками не менее метра. Психологический барьер или профессиональная привычка? Руки друг другу не подали. Но общаются почти как старые знакомые. "А помнишь, Кондратий такой был? А помнишь?.."

Я долго не могу понять природы поразительного равнодушия Кукушкина к происходящему. Потом узнаю, что бывший надзиратель тоже успел отсидеть срок. Познал тьму и с той, и с этой стороны.

Сумерки. Последний автобус на Чусовой. Мрачные очертания остающейся за спиной зоны. Лед, сковывающий Чусовую. Куда ведет нас эта дорога из зоны?

Андрей Никитин,
"Известия", № 201



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV