Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ВИКТОР ЗЛОДЕЕВ:
заключенный - тоже человек

 

Досье "Звезды"
Виктору Федоровичу Злодееву 46 лет. Службу в уголовно-исполнительной системе начинал сержантом. Окончил Рязанскую высшую школу МВД СССР и академию МВД России. Специализировался на оперативной работе. 13 лет руководил УИН Курганской области. В должности начальника ГУИН по Пермской области - с сентября 2001 года. Женат. Имеет двух дочерей.

На этот раз на вопросы журналистов "Звезды" отвечал начальник Главного управления исполнения наказаний Минюста РФ по Пермской области полковник Виктор Злодеев. Полковник сегодня организует работу учреждений с двадцатью семью тысячами осужденных. Проблем - море. Ну а общество, и стало быть журналистов, прежде всего интересуют проблемы соблюдения прав человека. Учитывая, что Пермская область в России на третьем месте по количеству мест лишения свободы (после Свердловской области и Красноярского края), эти вопросы - далеко не праздные.

- Виктор Федорович, в наших колониях есть какие-то "известные" преступники?
- Нет.

- А не ожидается этапирование Радуева?
- Нет, не ожидается. По крайней мере, я такой информацией не располагаю. У нас в ГУИН нет подразделения для пожизненного заключения. Такое учреждение есть в учреждении АМ-244. Но, насколько мне известно, и туда направление Радуева не планируется.

- А если считать ваше управление, Соликамское, Ныроб, АМ-244, то сколько всего осужденных получается?
- Около пятидесяти тысяч. И Пермская область тогда на лидирующем месте в России. На сегодняшний день стоит вопрос об объединении Соликамска и Ныроба в одно управление. А в перспективе - об их передаче в ГУИН по Пермской области.

- А чем отличаются ваши управления?
- В Ныробе и Соликамске - учреждения с особыми условиями хозяйствования. Они занимаются заготовкой и переработкой леса. Таких подразделений в России осталось только девять. Но все они, как и мы, подчиняются Минюсту. Сейчас стоит задача создать в стране 89 ГУИНов по количеству регионов.

- Виктор Федорович, не секрет, что в последнее время из уголовно-исполнительной системы уходило очень много квалифицированных специалистов. Эта проблема по-прежнему актуальна? Как вы ее решаете?
- Она стоит и будет стоять до тех пор, пока не будет решен вопрос о социальной защищенности сотрудника УИС. Сегодня сотрудник с выслугой до десяти лет получает около двух тысяч рублей. Поэтому и уходят наиболее грамотные, квалифицированные сотрудники, которые умеют и могут работать. Естественно, на "гражданке" они получают больше. Но эта проблема, которую с одинаковым успехом можно отнести ко всем, кто носит погоны, известна и Правительству, и Президенту. С первого июля нам обещают повысить денежное довольствие личного состава. В 2003 году планируется увеличить зарплату в два раза. А к 2005-му - приравнять зарплату силовиков к окладу госслужащих. А пока пытаемся увеличить зарплату за счет внебюджетных фондов, прибыли подразделений, привлеченных средств и с помощью местных органов власти.

- Главными целями передачи вашего ведомства из МВД в Минюст были гуманизация наказания и строгое соблюдение прав человека. Сколько у нас сидит людей по незначительным статьям, тех, кто мог бы не сидеть?
- Я считаю, что на сегодняшний день у нас таких осужденных нет. Впервые судимые за преступления средней тяжести уже не направляются в места лишения свободы. И, кроме того, по решению судов около сорока тысяч человек, совершивших нетяжкие преступления, находятся на учете в уголовно-исполнительных инспекциях по месту жительства.
Я вообще хочу сказать, что сегодня суды подходят к этому вопросу очень дифференцированно с точки зрения тяжести совершенного преступления. Надо отметить, что, когда уменьшилось количество разного рода запретов в колониях, с осужденными стало легче работать. Помню, в мою бытность заместителем начальника колонии по оперативной работе и режиму я убедил прокурора области в том, чтобы разрешить осужденным переписку без ограничений. И мы пошли на это. Сначала был некий всплеск и очень много писем, а затем их количество стало прежним.
Или еще. Всегда задавался вопросом: зачем осужденных стричь наголо? Нужно просто заставлять их придерживаться установленных норм поведения, следить за собой. А почему не разрешить осужденному носить часы? Когда это стало возможным, ситуация в местах лишения свободы в худшую сторону не изменилась.

- Виктор Федорович, как вы относитесь к идее проведения экскурсии в места лишения свободы для подростков с воспитательной целью?
- Мое мнение: такие предложения появились от бессилия воспитателей. Ну не нужно ребенку или подростку идти в колонию, чтобы увидеть, как там плохо, и в дальнейшем не совершать преступления. С молодежью надо заниматься и профилактировать преступность другими способами. Есть ведь у нас соответствующие структуры во власти: по образованию, по молодежной политике. Вот где нужно искать решение. А не делать из нас пугало.

- До какой поры ваших сотрудников будут отправлять в Чечню?
- Видимо, до тех пор, пока в этом будет необходимость. Есть приказ. И мы его выполняем. Сейчас наши бойцы готовятся к служебной командировке в Грозный.

- Есть ли в местах лишения свободы какие-то особые условия для, скажем, бывших высоких чиновников или руководителей?
- Нет. Все находятся в одинаковых условиях. И для меня они все одинаковы. Это осужденные за совершение преступлений.

- Раньше осужденным полагался отпуск...
- И сейчас это практикуется. Это предусмотрено законом. И я этому не препятствую.

- А почему осужденным не разрешить звонить домой?
- Почему? Это на сегодня практикуется. Со всеми колониями установлена прямая телефонная связь. Осужденному необходимо написать заявление на имя начальника колонии и - пожалуйста, пусть звонит. Другое дело, что у многих осужденных сегодня нет средств, чтобы оплачивать разговоры.

- Претерпел ли изменения руководящий состав управления?
- Нет. Все начальники колоний, кроме 32-й, работают. В руководстве управления сегодня назначен заместитель по экономике и финансам. Подал рапорт на увольнение по выслуге лет зам. по производству. И больше никаких кадровых изменений нет.

- Не случайно об этом спросили, поскольку два года назад в СИЗО № 1 было обнаружено пять пресс-хат...
- Я в курсе. Но принципиальная оценка этому уже дана.

- Насколько известно, эта принципиальная оценка выразилась в том, что посадили агентов, а оперативники, которые издевались над подследственными, не пострадали.
- На сегодняшний день подобных фактов в СИЗО № 1 нет. Все недостатки устраняются. Вот, например, обнаружили, что в карцере нет спального места. Тут же руководителю было тактично подсказано, недостаток устранен. Я за этим строго слежу. Человек лишен свободы, но он не лишен права на человеческие условия.

- Виктор Федорович, а что творится в штрафных изоляторах? Сидят там, как в яме, без малейшего освещения...
- Только что подписал приказ о наказании начальника ВК № 1 за то, что у него в школьных классах было только по две-три лампочки. Я не понимаю, когда мне говорят: нет лампочки. На сегодняшний день управление финансируется нормально. Все камеры должны быть тоже освещены, а если нет, то этому будет даваться принципиальная оценка.

- А как вы относитесь к мораторию на смертную казнь?
- Высшая мера наказания должна применяться. Но в исключительных случаях. Да, человек совершил тяжкое преступление. Конечно, не обязательно око за око. Но смертная казнь как институт существовать должна. Все прогрессивное человечество против нее, но ведь она применяется в тех же Штатах. Не надо во всем копировать мировой опыт. В России свои специфические условия.

- Много в колониях случаев суицида?
- В прошлом году было восемь случаев среди осужденных.

- Были ли случаи привлечения ваших сотрудников к уголовной ответственности?
- В 2001 году - два факта. Младший инспектор совершил преступление в быту, нанес телесные повреждения гражданам. Другой был наказан за получение взятки.

- Насколько известно, в вашей системе были огромные проблемы с оплатой коммунальных платежей и электроэнергии...
- На сегодняшний день с долгами мы рассчитались. Текущие платежи идут в полном объеме.

- Планируется ли строительство новых тюрем?
- В программе на 2002-2006 годы у нас запланировано построить следственный изолятор в Гамово для несовершеннолетних. В прошлом году мы уже сдали корпус следственного изолятора в Соликамске. Сейчас решаем подобные вопросы по СИЗО в Кудымкаре.

- Виктор Федорович, традиционный вопрос. Как вы относитесь к "Звезде"? И ваши пожелания журналистам?
- К "Звезде" отношусь нормально. Ежедневно ее читаю. Ну а пожелать хочу объективности, понимания и уважения друг к другу, как к партнерам.

Наталья Жукова
"Звезда", 01.03.02

Размещено 05.03.2002



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV