Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ПРАВОЗАЩИТНИКИ НУЖНЫ ЛЮБЫЕ

 

И.В. АBЕPKИЕB

В двух словах о том, какое положение в нашем pегионе с комиссией и уполномоченным по правам человека. Нам удалось договориться с администрацией области в сентябре 1996 года о том, что наш Центр разработает закон об уполномоченном по правам человека и положение о комиссии по правам человека. С комиссией до сих пор ничего не получилось по причинам вполне банальным: губернатор готов поддержать идею ее создания, но никаких серьезных финансовых подкреплений ее работы не поступает. Если в наш правозащитный Центр в день приходит по 15-20 человек, то после создания Комиссии их число может вырасти до 30-40. Значит, нужны юристы. Отсутствие же финансовой базы не позволит нам вести такую работу. Этот вариант по моей просьбе был "отодвинут", и мы приступили к подготовке регионального закона об уполномоченном с соответствующей статьей в бюджете. К июлю этот закон должен быть принят.

В связи с возникшей сегодня дискуссией я хотел бы сказать следующее. Залогом успеха государственных органов защиты прав человека может быть только контакт, конструктивное сотрудничество с существующими гражданскими правозащитными движениями. То есть с теми неформалами, общественными структурами, которые до сих пор тянут лямку правозащиты, и чем дальше, тем эффективнее. Правозащитное движение уникально тем, что оно вынуждено быть антигосударственным - не в негативном смысле (мол подрывает основы государства), а в том смысле, что оно постоянно вынуждено критиковать государство и быть к нему в оппозиции. Потому что из всех субъектов, нарушаю, их права человека, чаще всего это само государство, государственные органы и конкретные должностные лица. Это факт. Правозащитные движения вынуждены работать против государства как главного нарушителя прав человека. Это нормально и ни в коем случае не может служить обвинительным аргументом в адрес правозащитного движения. Аналогия такая: никому не придет в голову настаивать на их сотрудничестве адвоката и прокурора. Да, время от времени они могут взаимодействовать, но сотрудничать - никогда, это бессмысленно. То же и здесь: есть государство, есть правозащитное движение, и задача не в том. чтобы они слились в объятиях, а в том, чтобы они взаимодействовали в случае необходимости. В прошлом году было объявлено о создании государственных органов защиты прав человека. Я думаю, следует подходить к этому, имея в виду следующие основные положения. В нашей стране нарушения прав человека имеют системный функциональный характер, то есть эти нарушения обусловлены самим существующим государственным строем. На Западе нарушение прав - патология, у нас - норма. Например, всем известна ситуация с пенитенциарными учреждениями (тюрьмами, СИЗО). А именно: для следственных органов заключение человека под стражу на этапе предварительного следствия является наиболее комфортным способом ведения следствия, потому что человек всегда находится "под рукой". Десятилетиями следственные органы заинтересованы в том, чтобы СИЗО были переполнены. И в случае реформы создавшегося положения МВД, прокуратура будут непременно ее саботировать. Пойдет ли государство на конфликт с МВД. я не знаю.

Второй пример. Права трудящихся нарушаются повсеместно. В этой ситуации создающиеся государственные органы защиты прав человека важны еще и потому, что полулегальное, неформальное общественное правозащитное движение переросло свои возможности. Сегодня оно должно легализоваться, выйти на нормальный официальный контакт с государственными органами правопорядка. А в нашем обществе сделать это без помощи самого государства практически невозможно. Общественным правозащитным организациям очень нужны государственные органы правозащиты в качестве посредника между ними и государством. Я думаю, что главный лозунг дня и решение этой проблемы можно было бы сформулировать так: правозащитники нужны любые - государственные и общественные, солдатские матери и пенитенциарные реформаторы. Этот подход должен быть всеобъемлющим. Конфликт, возникший между Комиссией по правам человека и МХГ, - надуманный. Нужны и те, и другие. Необходима нормальная интеллигентная терпимость друг к другу, иначе мы всё разрушим. В случае же нормального контакта дело только выиграет, и выиграют наши граждане (трудно найти более бесправных людей в современном цивилизованном мире).

Если ко мне придет с просьбой о защите его прав человек, которою незаконно задержали, я обращусь в прокуратуру. Допустим, меня там пнут в очередной раз, тогда я обращусь к вам как к членам Комиссии: "Давайте вместе поможем человеку". Возможно, сложится так. что меня в прокуратуре пнули, вас - нет, но у меня есть юрист-адвокат, а у Вас такого нет. И что же, вы, не любя меня, тоже что ли меня пнете? Зачем? Нам вместе защищать одних и тех же людей! Говоря "государственная". я не считаю, что это плохо, но подразумеваю, что это разные вещи. Мы, пятеро частных лиц создали организацию и решили, что нужно этим заниматься, нашли деньги. Так и здесь: это форма правозашиты - с помощью государственных институтов, чуть-чуть внутри них, и в этом есть смысл. Как есть смысл и в том, что мы делаем.



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV