НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Права подозреваемых и заключенных / Неделя узника

ПРАВА ПОДОЗРЕВАЕМЫХ И ЗАКЛЮЧЕННЫХ

"Неделя узника"

Места обитания. Участники Конференции об условиях содержания в тюрьмах и колониях

В Пермской области три Управления, одно Главное - 25 учреждений, в том числе 4 СИЗО, 2 лечебницы, 2 воспитательных колонии (детских). АМ-244 - лесное управление, в нем 17 учреждений, где содержится около 6 тысяч заключенных. И - Ш320, здесь 14 учреждений, содержится в пределах 4,5 тысяч заключенных. В целом 56 учреждений.

Сегодня в Пермской области содержится 38,5 тысяч заключенных, в 1998 году 42 тысячи. От 6 до 8 тысяч - это заключенные из других регионов.

ВАЛЕРИЙ ЩУКИН, заместитель губернатора Пермской области, куратор областного УИН в последние 5 лет
Система исполнения наказаний - это чисто федеральная структура, и дальнейший разговор будет подчеркиваться в этом русле. На сегодняшний день Уголовно-исполнительная система задолжала Пермской области почти 700 миллионов рублей. Этот вопрос был мною поставлен на недавней встрече с заместителем министра юстиции: как мин. юст. предполагает рассчитываться с энергетиками и коммунальными хозяйствами за эти долги? До сегодняшнего дня, я подчеркиваю - до сегодняшнего*, не было ни одного отключения электроэнергии, без которой колонии просто не могут существовать, ведь на электроэнергии держится вся система охраны, вся система жизнеобеспечения.

После известных вам событий, утверждения линии президента на централизацию власти - в эти вопросы нам рекомендовано не вмешиваться. И с сегодняшнего дня мы весь груз этих проблем перекладываем на Нижний Новгород. И на сегодняшний день три колонии у нас уже без электроэнергии. Стоит производство, стоит холод кошмарный.

Из вопроса о финансировании вырастают все другие вопросы, он - главный. В том числе вопрос нарушения прав заключенных. Только что говорил заместитель начальника 29-й колонии о том, что завтра некому будет охранять. Подтверждаю, завтра некому будет охранять не только в Пермской области, но и вообще в России. Когда собираешь на разговор личный состав той или иной колонии, то это очень тяжелый разговор. Когда сотрудник УИС, работая на Валае, на Вижае, на Красном береге получает в пределах 2 тысяч денежного содержания, то, я полагаю, что они те же осужденные, находящиеся в местах лишения свободы. Если инспектор получает 2 тысячи, а ему предлагают взятку в 10 тысяч и говорят: ты не видел передачу наркотиков в зону, то мы получаем борьбу мотивов. Взять 10 тысяч или не взять? До работы заместителем губернатора я эту систему практически не знал, я, работая в органах гос. безопасности, знал 35-ю колонию и 36-ю. И теперь, когда я столкнулся с этой системой, я глубоко уважаю тех людей, которые работают в ней. Это люди отрешенные. Я был на Красном береге, начальник колонии работает там 31 год, у него там семья. Когда я обратился к министру юстиции с просьбой - и за подписью губернатора ушло письмо с данной просьбой - наградить начальника колонии, министерство юстиции нам отказало.

Сегодня недофинансирование УИС Пермской области составляет 60 процентов. Бывают периоды в течение года, когда УИС получает на продовольствие 30 процентов. Это один завтрак, а дальше что? В результате администрация колонии начинает направлять на питание средства, полученные на производство. А вопрос производства центральный, потому что надо зарабатывать средства. Есть даже такое понятие внутрисистемные поставки. На колонии давят: вы дайте нам на внутрисистемные поставки. Здесь прямой путь хищениям. Какой? Пермская область сегодня дает льготы УИС по многим направлениям. От многих налогов, подчеркиваю, в области они освобождены. Но сегодня Ш 320 отправляет до 50 процентов своего леса за пределы Пермской области. Как так получается, что область дает льготы, они производят дешевую продукцию и вывозят. Заместитель министра мне говорит, Валерий Александрович, вы поймите нас, нам нужно там, где нет леса, поставлять его, а мы поставляем вам где-то продукты питания, где-то одежду… Хотя и продовольствие покупать дешевле на месте.

Производить конкурентно способные товары? Хорошо. Хотя сама УИС не готовит специалистов, у нее другие функции - охрана и воспитание. Поэтому осужденный никогда не сделает конкурентно способную продукцию. Это непреложная истина. Хотя опасно сегодня давать хорошую технику в руки осужденного, но это второй вопрос. Но мы не можем сегодня этот новый станок купить, потому что вчера деньги отдали на продукты питания для осужденного.

Программа правительства по строительству изоляторов полностью не выполнена, а по ней должен быть построен изолятор № 5 в Чернушке. Но благодаря областной администрации мы этот вопрос протолкнули и в 2001 году начнется его строительство. Кто, кстати, в изоляторах иной раз находится? Мы с прокурором области Семеновым обнаружили в одной из камер мальчика, который уже месяцев 8 сидел за кражу из овощной ямы… После этого было письмо о повальной проверке следственных изоляторов.

После встречи с заместителем министра увеличили в два раза финансирование до конца года в Пермскую область. Но если этот вопрос не решить изначально: если не разорвать финансовые вопросы производства и вопросы содержания, он никогда не разрешится.
…И следующее, нам без общественности вопрос о подготовке осужденного к свободе не решить. Ваша помощь нам нужна. Как воздух.

* по словам начальника "Девятки" (Соликамская колония для больных туберкулезом), в колонии не было тепла и света с конца сентября почти весь месяц. То же самое произошло в женской колонии строго режима ИК-28. Электричества не было и в колонии КП Александровского района. Во всех случаях отключения были вызваны долгами колоний-субабонентов промышленных предприятий, абонентов Пермэнерго.

ВАЛЕРИЙ АБРАМКИН
Может быть, кому-то покажется сравнение кощунством, вы все помните трагическую историю с подводной лодкой, но таких "подводных лодок" у нас по России около двухсот. Я имею в виду следственные изоляторы. Люди там содержатся в камерах, где на человека порой приходится половина квадратного метра. А если брать площадь без "шконок" и оборудования, то это две десятых метра. Пять лет назад СМИ писали о новокузнецкой трагедии, там одновременно погибло 11 человек от того, что нечем было дышать, они просто задохнулись. Сотни были доставлены в реанимационное отделение, еще сотни в знак протеста вскрыли себе вены. Но в отличие от подлодки, которую трудно достать, камеры изоляторов находятся рядом с нами. В них тоже наши граждане, еще не виновные, потому что приговор им не вынесен. Смерти от кислородного голодания идут с 92 года непрерывно, каждое лето в крупных изоляторах, и это официально признается ГУИН… Сотрудники изоляторов пытаются сделать все возможное, чтобы смертей было меньше.

Кто-то может сказать, что жизнь в России всегда гроша ломаного не стоила, что людей у нас немерянно. Сейчас население России уменьшается. В какой-то года на миллион, в какой-то на полмиллиона. Это следствие не только экономической ситуации. Это следствие того, что у нас на 6 процентов меньше мужчин. Средняя продолжительность жизни мужчины 57 лет, женщины 71. Вот такого разрыва ни в одной стране нет. В слаборазвитых странах наоборот, женщин меньше, чем мужчин. Только в африканских странах, где нет статистики и есть только оценки, это страны, где десятилетиями ведется гражданская война.

И другое следствие. Социологи отмечают, что мужское население России крайне пассивно, жизнь держится на женщинах. Это не особенность культуры и народа, как говорят. Как считает Александр Зубков, заместитель начальника ГУИН, каждый третий мужчина прошел тюрьму. Что значит, мужчина прошел тюрьму? Он привык к жизни, в которой нет проблем. Это тяжелая жизнь, но не надо думать, где заработать деньги. Такой казарменный человек, когда он выходит на волю, он в самом деле мало к чему способен. И особенно разрушительные последствия для тех, кто попадает в неволю в раннем возрасте. И не успевает освоить социальный язык.

Если Вы заглянете в статистику, то окажется, что Москва находится на самом последнем месте по числу заключенных, там всего 200 заключенных на 100 тысяч населения. В республике Коми - 1600. В Пермской области 1300, она находится на третьем месте по относительному количеству заключенных. Так почему бы вот этим городам "паразитам" не озаботится? Ну, давайте не будем требовать от них, чтобы они оплачивали содержание своих заключенных, которых они отправляют в Сибирь, в Мордовию и так далее, но пусть хотя бы девочками озаботятся. Это правда недорого.

Если эту тему и пресса разовьет, то губернаторам и мерам этих городов-паразитов и регионов-паразитов будет стыдно. Да, закон их к этому не обязывает, - это учреждения федерального подчинения, но может они по человечески, может даже не по человечески, а как политики, поймут, что лучше хоть немножко денег заплатить. Ведь понятно, что из федерального бюджета выделяется лишь часть, а остальное доплачивает население тех регионов, куда наших заключенных отправляют. Это было бы полезно и для Москвы. Ведь сейчас, когда заключенный возвращается в Москву, у московских властей нет никакого интереса им заниматься. Легче его снова спровоцировать на преступление, посадить и выслать в Пермь, Мордовию и так далее. Ведь жилье стоит дорого. А если бы власти Москвы вынуждены были бы содержать своих заключенных здесь же в Москве, то они бы поняли, что дешевле вести такую политику, когда человек не попадает за решетку. Потому что создание одного тюремного места в Москве стоит 37 тысяч долларов, это стоимость двухкомнатной квартиры. А скажем создание одного места в ночлежке стоит где-то 800 долларов.

Если бы мы заставили власть реально ощущать на себе разорительные последствия своей уголовной политики, то, наверное, городов-паразитов не было бы тогда. И они бы думали о социальных программах, а не о том, как побыстрее избавиться от человека, который тебе мозолит глаза.

ВЛАДИМИР ОСИПЕНКО
Среди них есть люди по 5-6 классов. Он выходит, и его даже дворником не берут. Между тем в управлении образования говорят: вы откроете школу и учителя к вам уйдут.

МИХАИЛ МОИСЕЕВ, старший инструктор уральского УЛИУ (Свердловская область)
Отряду, который занял первое место в квартале, предоставляется право провести родительский день. Вызывается 10-15 родителей, не все подряд, а те, которые могут оказать воспитательное воздействие. До обеда, как правило проводится мероприятие.

За эти полгода представителями религиозных конфессий проведено 787 мероприятий: праздничные службы, венчания, проповеди. Постоянных прихожан у нас по всем учреждениям 1500 тысячи, из них 170 нарушители режима содержания. В области 12 попечительских советов, но хвастаться пока нечем, созданы они общественностью и администрациями городов и районов.

Конфронтации с правозащитниками у нас в принципе нет, мы все-таки стараемся жить в правовом государстве.

Конференцию открывал круглый стол, проведенный в ИК-29 (на Балмошной).

Эта колония была организована в 1956 году, вид режима тогда был усиленный. Находится в русле речки Язовая, в заболотистой местности. Расстояние до администрации областного ГУИН 10 км. Рядом: СИЗО № 1, детская ВК №1 - граничит с промышленной зоной, через забор отряд специального назначения ГУИН "Медведь". В 20 км. женская колония № 32 и еще детская колония № 2. Сейчас вид режима общий. Периметр охраны жилой зоны 1100 метров, то есть это довольно внушительное заведение. 17 отрядов, 1766 человек. До амнистии более 2200 человек. На облегченных условиях 725, на обычных 968, на строгих 142. Бесконвойников было 60, но к началу сбора урожая и подготовке к зиме осталось около 30, пришлось принимать экстренные меры, чтобы пополнить количество отряда.

Возможно, имеет смысл упомянуть об одном-единственном случившемся во время встречи курьезе. В круглом столе участовали пермские журналисты, в их числе бригада Т-7. "Отснявшись", бригада, подгоняемая графиком вечернего эфира, хотела вернуться в редакцию не дожидаясь окончания круглого стола. Но дежуривший в тот день на КПП колонии офицер никого не выпустил: "У вас до 18.00 пропуск, вот до этого часа вы тут и будете находиться!". "Такой круглый стол очень необычное для нас мероприятие", - как сказал представитель администрации, приказавший пропустить журналистов. И правда, до сих пор было необычное.

Из выступления АНАТОЛИЯ МЕРЗЛЯКОВА, заместителя начальника ИК 29, по профессии Анатолий Аркадьевич врач.
Осужденные имеют минимальный - я подчеркиваю, набор возможностей для проживания. Более 1000 имеют возможность работать на промзоне. Промзона в настоящее время переживает трудный момент, можно даже сказать тяжелый. Раньше мы работали в кооперации с предприятиями Перми, причем даже по 20 наименованиям. С заводом имени Свердлова, велосипедным, имени Дзержинского, который до июня этого года обеспечивали стартерами для мотопил. Эти стартеры делали только у нас в колонии. Сейчас завод отошел от нас, кооперация завершена - разрушена, а стартеры - это 40 процентов нашей товарной продукции. Теперь завод Дзержинского полностью забрал себе это производство.

Заработная плата за один отработанный день меньше, чем в среднем по ГУИН, составляет 4 рубля 52 копейки. Не работают 706 человек. Обеспеченность продуктами питания составляет 81 процент от нормы, в прошлом году еще ниже - 74, 8 %. Основной недобор по мясу и рыбе. Но с продуктами еще мало помалу перебиваемся. Очень плохо с обеспеченностью постельными принадлежностями, за 9 месяцев - 30 процентов от нормы…

ВАЛЕРИЙ АБРАМКИН, директор ОЦС
"Послесловие" о том, как небывалое бывает
В 92-м, когда мы готовили подобную конференцию, мы столкнулись с тем, что сотрудники УИС потеряли представление о себе, как о людях, которые делают нужное и важное дело. Отрадным фактом теперь является не то, что руководство изменилось, а что меняются сами сотрудники. С удовольствием хотелось бы привести в пример псковский СИЗО.

Мы были знакомы с начальник следственного изолятора города Пскова, Федотовым Борисом Ивановичем, он участвовал в наших конференциях, заходил к нам за правовой литературой. Борис Иванович производил очень хорошее впечатление. Но то, что мы увидели в Псковском изоляторе своими глазами превзошло все наши ожидания.

Нам открывали все двери, разрешали беседовать с заключенными. Не чувствовалось никакой враждебности между заключенными и администрацией, а эту враждебность, если бы она была, спрятать невозможно. Одна наша сотрудница, отстав, заблудилась, вначале попала в карцер, там не было никого. Вышла к заключенным, которые дожидались очереди в парикмахерскую, они ей и указали, как выбраться…

Борис Иванович построил при СИЗО хлебопекарню, около тюремной стены организовал платную автостоянку, и автоматчики с одной стороны охраняют изолятор, а с другой - машины, и эта стоянка пользуется, понятно, большим спросом. Создан пельменный цех: пельмени продают горожанам, а мясокостные отходы производства пельменей идут в суп для заключенных. В изоляторе есть своя типография, и на подаренном ризографе администрация выпускает газеты и буклеты по заказу.

Федотов немедленно реагировал на все случаи произвола со стороны сотрудников СИЗО, и в то же время делал все, чтобы облегчить их положение: на 700 рублей, которые зарабатывает средний сотрудник, семью в городе не прокормишь. Поэтому хлеб и паек сотрудники получают по самой низкой цене, обед, например, 2 рубля стоит. И сотрудники там держатся за место.

Нас поразило, что здесь мы не увидели дубинок в руках сотрудников, что обращаются они к заключенным исключительно на "вы", что камеры карцера пустует уже полгода. Чтобы добиться человеческих отношений между заключенными и сотрудниками, Борису Ивановичу пришлось уволить около 60 процентов сотрудников, склонных к пьянству, к грубости и, как говорит сам Борис Иванович, к садизму.

Для заключенных женщин он провел горячую воду. В изоляторе построены душевые и отгорожены туалеты в камерах. Все это в диковинку для российских мест заключения.

То есть, может, ориентироваться на такие работы, где происходит быстрый оборот средств? Ведь Борис Иванович Федотов нашел ресурсы, и где - в СИЗО, где, казалось, это невозможно вообще сделать!.. Теперь Борис Иванович зам. по тылу Псковского ГУИН.*

* после рассказа о "псковском опыте" один из участников конференции вспомнил о судьбе бывшего начальника пермского СИЗО № 1. В общем-то за то же самое, за что начальник Псковского СИЗО стал зам. по тылу, начальник Пермского СИЗО был приговорен к лишению свободы!

ВИКТОР КРАСНОБАЕВ, сотрудник Пермского правозащитного центра
…Мне неоднократно приходилось бывать в нашем СИЗО в качестве защитника, и когда для встречи с защитником выделялся, если не ошибаюсь кабинет № 7, то это было исключительно неприятно. Дело в том, что этот кабинет находится рядом с дверью, ведущей в тюремный коридор, куда выходят камеры. И воздух из этого тюремного коридора постоянно проникал в этот кабинет, и сидеть там было очень тяжело. Но это ведь только малая часть той, извините за выражение, вони, которая… А там постоянно работают по 8 и более часов в день сотрудники изолятора. Как это соответствует тому призыву, который висит при входе в СИЗО № 1, что тюрьма это место окаянное, для работы в нем нужны люди добрые и веселые. Содержать в таких условиях подследственных - преступление, а содержать государевых людей - двойное преступление.

Вся эта система работает со страшной степенью перенапряжения, и выдержать такое можно только какое-то ограниченное время.

С другой стороны, эти проблемы связаны с достаточно нередким, по нашему мнению, нарушением законов со стороны сотрудников и администрации исправительных учреждений. И с их точки зрения все осужденные и подследственные - лжецы. Потому что более чем из 40 жалоб, посланных нами в последние два года, ни одна не подтвердилась. Вот пример из собственного опыта годовой давности. В СИЗО № 1 мне очень часто жаловались на жестокое обращение: на частые и регулярные обыски, во время которых могут быть испорчены продукты, вещи прийти в негодность. А в СИЗО № 4 (Кудымкар) все до единого, с кем я встречался, обратили внимание на то, что отношение к ним вполне человеческое. Не домашнее, конечно, но вполне человеческое. При этом, в СИЗО №1 средняя площадь на человека чуть больше одного метра, а в СИЗО 4 более трех. В том же СИЗО № 4 встреча моя с подследственным была прервана, когда наступило время обеда. А во время моих многократных посещений СИЗО № 1 ничего подобного не было…

ОКСАНА ЛОМАЕВА, инструктор Управления Ш 320, Ныроб
Вчера мы посетили колонию, но она территориальная, а мы в лесу живем немножко по-другому. Во-первых, у нас учреждение с особыми условиями хозяйствования. Лесозаготовка - это даль, плохие дороги, расход бензина. Поэтому к нам нечасто ездят организации, но стараемся радушно принимать тех, кто к нам приезжает. К нам ездят в основном представители различных религиозных организаций. У нас заключено соглашение, на базе соглашения Русской православной церкви и ГУИНа, между нашим учреждением и архиепископом Пермским и Соликамским. Духовным окормлением Ныробского прихода и наших колоний занимается отец Федор (Лужников). Но у нас 14 колоний, разбросанных по разным поселкам. В начале сентября посетили нас два иеромонаха Пермского монастыря, привезли религиозную литературу, проводили требы. У нас очень многие осужденные тянутся к этому. Окрестили тех, кто пожелали. Это как глоток чистой воды. Насельники московского монастыря присылают литературу.

Бывшие наши осужденные приезжают к нам и своим личным примером показывают, что можно начать совершенно другую жизнь. Например, Сашин Борис Дмитриевич*. Он часто приезжает. Недавно привез буквально на себе большой объем литературы, медикаментов. Это очень приветствуется. Сами заключенные видят, что приехали не какие-то экзальтированные люди, которые специфики не понимают, а свой брат, свой человек. Он на особом режиме сидел, не просто так. И это очень важно. Сегодня встретилась тоже с одним нашим бывшим осужденным, теперь он сотрудник общины евангельских христиан-баптистов. Он нам помог в организации учебно-консультационного пункта.

Мы не могли позволить себе даже ручки осужденным купить. А такие организации помогли нам: ручки, тетради, бумага, карандаши. Несколько волонтеров христианско-молодежного центра "Возрождение" даже живут у нас в Ныробе. Предложили нам провести акцию по помощи коррекционной школе для частично неполноценных умственно детей. И они предложили, чтобы осужденные сами вязали шарфики, варежки, носочки. Теперь они хотят построить в этой же коррекционной школе спортплощадку.

…Недостаток в общении испытывают, может быть, как раз те заключенные, которые добросовестно работают на вахтенных участках, на которых они неделями живут.

* Борис Дмитриевич Сашин. ООР, особо опасный рецидивист, общий срок 28,5 лет, добавляли срок 7 раз. Все судимости по статье "хулиганство", последняя - 77 статья: за голодовки, вызванные требованием предоставить медикаменты и выходные дни. "Добавляли" срок за то, что добивался, "чтоб с котла не уходило", чтобы "кустари имели выходные", чтобы не применяли беспредельно такие нормы, как "изолятор" или "пищу в помойку". Прошел известные Белый лебедь, куда его вывозили нелегально, и Златоустовский тюремный режим. Организовал строительство в п. Валай (Ныроблаг) храма-часовни. Живет и работает в Москве. Приезжает, потому что "помочь хоть одному-трем, это мне отрада". Первый срок получил вот как: его, подростка, следователь спросил: поедешь в тюрьму или отпустить? Он ответил - поеду. Родился Борис Дмитриевич в семье раскулаченных, в Кемеровском лагере.

СЕРГЕЙ КУЛИКОВ, зам.нач. по воспитательной работе, ГУИН Свердловской области
Был организован первый, наверное, в России попечительский совет "Возвращение" в 95 году с правами юридического лица. Создана студия кабельного телевидения, радио, газета "Диалог", организовано привлечение осужденных к образовательному процессу в уральском гос. колледже имени Ползунова и московском университете. Построена православная церковь, мечеть, общежитие улучшенного содержания с комнатами на 2, 3, 4 человека. Был построен Центр социальной реабилитации, профилакторий, где осужденные могут отдыхать во время отпуска в качестве поощрения. За эти годы улучшились практически все показатели: как дисциплинарная практика, так и основные показатели - это, в частности, условно-досрочное освобождение. Если в 97 году были освобождены 191 человек, в 98 - 422, 99 - 456, в этом году небольшое снижение, связанное с амнистией.

Далее
На главную страницу "Недели узника"

 Главная / Права человека / Права подозреваемых и заключенных / Неделя узника






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.